Взять банк

21.08.2012

Системы автоматизации основной банковской деятельности претерпели множество изменений в последние годы, и разобраться, кто из вендоров что сейчас предлагает, бывает непросто. «БО» попросил производителей АБС (ЦФТ, Диасофт, SAP, БИС, ПрограмБанк, R-Style Softlab, Universal Kube, Новая Афина) рассказать об отличительных чертах своих решений и подходов к бизнесу

Один из основных критериев выбора решения для автоматизации основной банковской деятельности — концепция, которая лежит в основе развития системы, «видение» ее производителя. В чем, по-вашему, сейчас заключаются конкурентные преимущества АБС?

Убеждение, что АБС — это глыба, которая разрабатывается и внедряется несколько лет, и иначе быть не может, уже развеяно на 100%. Сегодня банки как никогда ранее стремятся повысить результативность бизнес-процессов, предложить клиентам лучший сервис и потому ждут от IT-разработчиков высокой скорости реагирования на какие бы то ни было изменения, предъявляют жесткие требования к срокам внедрения, функциональному потенциалу и масштабированию АБС. Также все большее значение для банков приобретает время вывода на рынок новых продуктов и как можно более легкое и удобное дальнейшее их сопровождение.

В этой связи основополагающим фактором является политика взаимоотношений между банком и IT-компанией, степень «погруженности» вендора в бизнес-процессы и бизнес-стратегию заказчика. Мы можем констатировать, что эти отношения качественно меняются на протяжении последних нескольких лет.

Когда речь идет о преимуществах, правильнее всего обратиться к мнению банков. Одних клиентов привлекает технологическое совершенство промышленной банковской платформы SAP, другие видят в ней возможность минимизировать операционные расходы и сократить время выхода продуктов на рынок. Но основное преимущество SAP заключается в экономической выгоде, которую получает банк. Например, банк «Укрсиб» отмечает существенное сокращение затрат на создание платежных документов — более чем на 70%, а Австралийский Commonwealth Bank оценивает ежегодную экономию перехода на единую платформу SAP в 40 миллионов евро в год.

SAP умеет считать рентабельность внедрения и охотно делится этими знаниями со своими клиентами. Для этого SAP использует методологию оценки экономической эффективности SAP Value Engineering, она позволяет еще до начала проекта выявить те виды бизнеса, улучшение IT-поддержки которых принесет банку максимальный экономический эффект.

Понятие АБС как единой системы, автоматизирующей основную банковскую деятельность, в настоящее время размывается. Все важнее становится IT-архитектура, то есть комплекс прикладных компонентов, интегрированных между собой, каждый из которых решает свою специализированную задачу — например, единый операционный фронт-офис, продуктовые бэк-офисы, расчетный центр, главная книга, витрины данных для построения отчетности, системы управления рисками и т.д. При этом совсем не обязательно, что все они были разработаны одним и тем же вендором.

Это позволяет банкам не стать заложниками большой, негибкой монолитной системы, а строить такой IT-ландшафт, который наиболее полно соответствует требованиям их бизнеса.

Рынок неоднороден: для крупных банков значительные инвестиции в самые современные технологии рентабельны, для СМБ порог эффективности вложений находится значительно ниже. В связи с этим и ключевые преимущества АБС для этих двух сегментов отличаются.

Для крупных банков это возможность реализации индивидуального решения, а главное — доказанный положительный опыт в сопоставимых по объему проектах. Крайне важны производительность и надежность технологий интеграции решения в общий IT-ландшафт банка.

Для средних и малых банков важен максимальный срок эффективной эксплуатации решения в банке, что подразумевает и функциональность, и гибкость. При этом средние банки не хотят отставать в технологичности, но на своем уровне. Им нужны и BPM, и BI, и СRM, но в более доступном, тиражируемом виде. Выигрывает та АБС, которая содержит все эти элементы в своем составе или уже имеет встроенные механизмы «бесшовной» интеграции со специализированными тиражируемыми решениями.

Основное конкурентное преимущество систем IT-поддержки банков — максимальная ориентированность на цели и задачи банковского бизнеса. Оно образуется из множества потребительских свойств системы, среди которых соответствие потребностям менеджмента банка, интеграция и централизация управления банком, открытость системы.

Основополагающий фактор — архитектура системы. Она определяет влияние системы на бизнес в долгосрочной перспективе, а также на политику взаимоотношений между банком и производителем. Архитектура определяет технологические возможности и пределы использования системы банком, затраты на ее использование, сопровождение и адаптацию к новым требованиям бизнеса.

В каждом конкретном проекте заказчик делает выбор в пользу того или иного вендора, руководствуясь индивидуальными критериями. Для упорядочивания многообразия клиентских предпочтений и формирования выраженных потребностей, мы активно применяем прием сегментации программных решений, входящих в продуктовый портфель. В богатстве выбора — большая выгода.

Современная архитектура и наличие концепции развития продукта — необходимое условие для выбора АБС. Помимо безусловной поддержки всех текущих требований бизнеса банк должен видеть, что у этого продукта есть перспектива развития, и она совпадает с вектором движения самой кредитной организации. В конечном итоге, банку должно быть комфортно работать как с самой АБС, так и с ее поставщиком.

Наиболее актуальные требования к АБС — современная, реально модульная архитектура системы и наличие достаточного количества квалифицированных кадров, способных ее внедрить в кратчайшие сроки.
Политика взаимоотношений важна, но может стать зыбкой почвой для планов на будущее — из-за рисков, связанных, например, с поглощением вендора АБС более крупным IT-игроком. При этом, если тот располагает своей линией банковских продуктов, то будет унифицировать ее после сделки, в итоге часть приложений, исполненных в отклоненных технологиях, перестанет поддерживаться. Таких примеров достаточно.

Очень важный вопрос, часто определяющий выбор решения, — лицензионная политика. Какой лицензионной политики придерживается ваша компания, и почему вы считаете ее правильной?

Наша лицензионная политика предельно проста и прозрачна: лицензируемые параметры наших решений — количество пользовательских лицензий (Платформы 1 или 2МСА) и бизнес-функциональность (Приложения). Дополнительные учетные метрики (количество клиентов, договоров, счетов, транзакций) в ценообразовании не участвуют. Мы считаем такой подход правильным.

Немного в ином формате рассчитывается стоимость предоставления банку АБС «ЦФТ-Банк» в формате аутсорсинга, где параметры бизнеса напрямую влияют на объем платежей. Поскольку в этом случае на нашей стороне находятся абсолютно все элементы IT-инфраструктуры, логично, что с ростом объемов бизнеса банка, растут расходы на ее содержание для IT-провайдера. Но это уже оплата услуг аутсорсинга. Лицензионная составляющая в этом формате аналогична вышеописанной.

Лицензирование решений SAP исходит из концепции бизнес-показателей. Идеология лицензирования зависит от того, какие бизнес-преимущества получит банк, используя тот или иной компонент системы. Поэтому в лицензионной политике присутствуют как показатели, связанные с количеством пользователей, так и показатели, характеризующие бизнес банка, эти показатели отличаются в зависимости от прикладного компонента системы.

Наша лицензионная политика позволяет банкам с разными стартовыми возможностями покупать профессиональный программный продукт, в который заложено много различных функций, даже если не все они изначально востребованы. Когда банку необходимо — он докупает модули, расширяет лицензию и сразу получает доступ к заложенному в системе функционалу.

Мы открыто обсуждаем с банком правила изменения стоимости в зависимости от роста бизнеса. Соответственно, имея планы развития, наш клиент может легко рассчитать стоимость владения продуктом на 3 или 5 лет, сравнить ее с ценами наших конкурентов и получить уверенность, что никаких сюрпризов по лицензированию в будущем не будет.

Для линейки FLEXTERA, помимо стандартного подхода, мы предлагаем клиентам так называемую периодическую лицензию. При таком подходе клиент имеет более низкую стоимость входа, то есть на начальном этапе лицензии дешевле. При этом в периодическую лицензию включена поставка новых версий с поддержкой законодательства. В определенной точке стоимость владения по стандартной и периодической модели выравнивается. Когда конкретно — зависит от конкретной конфигурации банка.

Мы лицензируем систему только по рабочим местам и считаем это правильным. Практика многих разработчиков сейчас такова — лицензировать и по рабочим местам, и по объектам (количество транзакций, договоров и др.) Это означает, что клиенты платят минимум дважды.

Мы считаем крайне важной предсказуемость лицензионной политики. Когда разработчик меняет систему лицензирования, это означает повышение расходов для 80% клиентов, и риски для IT-службы, поскольку IT-бюджет уже согласован, и далеко не всегда его можно увеличить.

Другой пример непрозрачной и непредсказуемой лицензионной политики — разделение существующего модуля на два новых: в результате сразу растет стоимость сопровождения, даже если банку не приходится ничего докупать. Ситуацию, когда реализация законодательных требований реализуется как дополнительный платный модуль, вообще не хочется комментировать…

Мы лицензируем функциональность и рабочие места. Есть возможность использования банком неограниченного числа рабочих мест. Банкам это удобно.

В перспективе мы готовы к лицензированию по показателям, отражающим объемы бизнеса, что становится актуальным при использовании в будущем облачных технологий и таких бизнес-стратегий в сфере IT, как SaaS.

Наша лицензионная политика стандартна для современного российского рынка банковской автоматизации. Мы лицензируем программные продукты как по количеству рабочих мест, так и по тем показателям, которые отражают объемы бизнеса. Например, если в банке наиболее развит блок работы с ценными бумагами, и он получает на этом участке работы максимальную или значительную прибыль, то и лицензия для этого блока будет стоить дороже, чем для банка, который только начинает развиваться в данном направлении.

Как правило, мы лицензируем наши программные продукты по количеству рабочих мест и модулям. В отдельных случаях лицензируются целиком решения для определенного вида бизнеса. Мы считаем, что это правильно, потому что это удобно и понятно для клиента. Стоимость лицензии на наши программные продукты не зависит от количества открытых в банке счетов, количества проведенных документов и т.п. Важно, что это позволяет банку за счет эффективной организации работы увеличить рентабельность своего бизнеса без дополнительных затрат на лицензирование информационной системы.

Базовая модель лицензирования TCS BaNCS построена на множестве параметров и учитывает как предполагаемое число пользователей в системе, так и масштаб бизнеса кредитной организации, что позволяет делать адекватные предложения не только крупным, но и небольшим банкам.

После продажи лицензий и первоначального внедрения системы наступает этап ее поддержки. Многие банки хотели бы самостоятельно вносить доработки в систему, и все, конечно, хотели бы минимизировать затраты на поддержку и доработки со стороны вендора. Какова ваша политика в отношении поддержки?

Безусловно, банк может дорабатывать систему самостоятельно, не теряя нашей поддержки, став участником нашей «Партнерской программы». Более того он может добавлять свои локальные разработки в каталог приложений и получать за это определенные дивиденды.

Но каждые две недели ЦФТ выпускает очередную версию системы «ЦФТ-Банк», включающую существенный объем доработок: новые приложения, созданные в соответствии с бизнес-приоритетами банков, модифицированные версии существующих приложений с более развитым функционалом и исправленными ошибками. В очередной обновленной версии мы учитываем консолидированные пожелания рынка. Этого достаточно, чтобы систему не приходилось дорабатывать локально и не ломать стандартные бизнес-процессы только потому, что какой-то отдельный руководитель или сотрудник банка хочет что-то делать по-своему.

С точки зрения технологии SAP не ограничивает возможности клиентов по развитию информационных систем. Используемая методология внедрения AcceleratedSAP напрямую предусматривает передачу знаний проектной команде банка от подрядчика по внедрению. Система поставляется с открытым кодом, а специальные механизмы позволяют корректно вносить доработки и изменения, оставаясь в рамках вендорской поддержки. Чем больше используется стандартный функционал и чем меньше дополнительных разработок содержит система, тем дешевле обходится ее эксплуатация и развитие. Если говорить о современной версии SAP for Banking, то значительная часть задач по развитию решения осуществляется не разработкой нового кода, а настройками модели данных и бизнес-процессов.

Помимо поставки FLEXTERA как компонентной банковской системы (компоненты могут внедряться в комплексе и отдельно друг от друга), мы предоставляем банку Платформу (framework) для дальнейшего развития IT-системы. Платформа — независимый компонент и может использоваться и для развития поставленных нами продуктов, и для развития собственных систем силами IT-банка или третьих компаний, которые сертифицированы для разработки на FLEXTERA.

А для того чтобы не было проблем с единообразием архитектуры создаваемых разными командами компонент и дальнейшим сопровождением разработанного функционала, мы предлагаем банку не только платформу, но и технологию совместной разработки и сопровождения созданного функционала. Это очень интересная, но в существенной степени техническая тема, на которую мы с удовольствием готовы общаться более глубоко при конкретном взаимодействии.

Мы поставляем системы с открытым прикладным кодом, даем банку возможность самостоятельной разработки. Но важно, чтобы реализация собственного функционала не уводила банк в «западню собственной разработки», когда переход на каждую новую версию требует все больше времени и сил.

Эта проблема решена архитектурой и развитым инструментарием поддержки обновлений: разделением прикладных компонент на штатные и индивидуальные. Благодаря этому специальный инструмент «Мастер обновлений» при обновлении заменяет сопровождаемый поставщиком набор прикладных компонент и системную часть, сохраняя при этом пользовательские (на уровне объектов, атрибутов, методов обработки, бизнес-процессов и др.)

Открытость системы дает банку возможность самостоятельного сопровождения и доработки. Наши продукты максимально открыты и хорошо документированы. Их доработка может выполняться любым квалифицированным специалистом. Единственным ограничением является следование инструкциям, определяющим зоны ответственности компании и банка за переработку исходного кода. Это позволяет минимизировать риски, возникающие при доработке системы силами обеих сторон.

Внедрение системы банк способен выполнить также собственными силами. Это характерно для многих наших проектов. На начальных стадиях проекта мы стремимся в максимальной степени подготовить банк к самостоятельному выполнению работ по внедрению, и в дальнейшем банк может выполнять их уже собственными силами.

R-Style Softlab предлагает банкам гибкий подход. Мы предоставляем клиентам инструментарий для модернизации системы силами специалистов банка, который позволяет как изменять интерфейсную часть, так и добавлять поля в базу данных. Также банки могут решить задачу по развитию своих систем, привлекая сотрудников нашей компании. При этом индивидуальные доработки с использованием внешних инструментов увеличивают стоимость сопровождения системы, а изменения дистрибутива не влияют на расходы по поддержке.

Как правило, банк, приобретая нашу продукцию, заключает договор на сопровождение. Стоимость такого договора зависит от множества факторов: стоимости лицензии или проекта, объема услуг, оказываемых согласно договоренности. Наша политика такова, что банк может дорабатывать систему своими силами, не теряя нашей поддержки, разумеется, при соблюдении банком определенных организационных и технологических требований.

Мы предлагаем несколько уровней поддержки системы, стоимость которой, как правило, формулируется в процентах от стоимости лицензии. Возможны самостоятельные доработки банком отдельных бизнес-приложений, не затрагивающих ядра системы, что возможно в силу многослойной архитектуры платформы и облегчается использованием открытых стандартов и широко распространенного инструментария для разработки.

Много дискуссий ведется по поводу того, почему на российском рынке не приживаются иностранные АБС. С одной стороны, говорят, что они лучше автоматизируют именно банковскую деятельность, а не отчетность. С другой — в этом и их слабость, поскольку с российской отчетностью они не справляются, не хватает локальной поддержки. Вендоры иностранных АБС, в свою очередь, винят в провале проектов непрофессионализм локальных банковских команд и интеграторов. Действительно ли российские АБС успешны за счет перечисленных факторов? Что должно произойти, чтобы иностранная АБС внедрялась в России?

Действительно, иностранным системам на нашем рынке сложно. Прежде всего, это связано с локализацией программного продукта, то есть с приведением АБС в соответствие с требованиями нашего законодательства и последующей актуализацией по мере его изменений. Тот, кто понимает реальное положение дел, хорошо знает, что внедрение иностранной системы — это долго и очень дорого, и не всегда оправданно. Однако, конечно, реальные прецеденты успешных внедрений западных АБС в России существуют — как правило, это банки с участием иностранного капитала.

Отечественные же IT-компании сегодня предлагают рынку серьезные конкурентоспособные промышленные решения, которые и по производительности, и по архитектурным составляющим не отстают от западных, а то и превосходят их. Банки делают выбор в пользу проверенных решений и наработанного опыта. Еще наш большой «плюс» в том, что мы знаем местные условия, законодательство, особенности работы кредитных организаций.

Потому и на внешних рынках мы не теряемся: ряд успешных масштабных проектов реализован в среднеазиатских банках, все больше банков Восточной Европы интересуются нашими решениями.

Генри Форд сказал однажды: «Если бы я спросил у своих клиентов, каким должен быть автомобиль, то большинство ответило бы, что им нужна более быстрая лошадь». Большинство проблем продвижения даже самых совершенных систем в России схожи. Готовность банков к оптимизации процессов, к их спрямлению и удешевлению, напрямую влияет на успешность проектов внедрения. Большая часть примеров внедрения иностранных систем в России свидетельствует, что их старательно переписывают под сложившиеся бизнес-процессы. Но сложные экономические условия заставляют российские банки обращать все больше внимания на вопросы повышения операционной эффективности. Развитые экономики прошли этот этап много лет назад, что нашло отражение в банковских информационных системах.

Не менее важен вопрос локализации под требования российских регуляторов. Сложно говорить о локализации в отрыве от архитектуры системы. Сильная сторона SAP в том, что учетный слой отделен от продуктовых модулей. Это позволяет с минимальными усилиями и без понижения производительности реализовывать различные виды отчетности. В рамках локализации банковского решения для России первым этапом как раз и будет создание российского учетного слоя.

Нельзя сказать, что на российском рынке нет законченных внедрений западных АБС. Но эти проекты единичны, и каждый из них имеет сильную специфику, то есть часто этот опыт в другом банке не применим. В 99% случаев практика показывает, что внедрение и развитие банка на базе какой-либо западной системы проходит дольше и обходится значительно дороже, при этом банк не получает соответствующую затратам бизнес-ценность.

Требуются слишком высокие инвестиции для локализации международных систем под российские условия, причем как на начальном этапе внедрения, так и на этапе эксплуатации. Еще одна причина — принципиально меньшая готовность поставщиков западных систем к нахождению компромисса. Со своей стороны российские банки также не очень привыкли перестраивать свои бизнес-процессы под некие стандартные технологии.

Ну а третье: не все западные продукты так хороши, как про них рассказывают. Просто международные вендоры с большим опытом работы имеют хорошо отлаженные системы маркетинга и продажи своих продуктов.

Локализация (правда в более широком смысле, чем просто банковская отчетность) продолжает играть определяющую роль. Для России нужна и реальная гибкость платформы, и проработанные подходы к внедрению. Так, внедряя TCS BaNCS в Бинбанке и выполнив необходимую локализацию по всей линии продуктов — кредитам, депозитам, платежам, РКО, корпоративному обслуживанию и продуктам SMB, мы, тем не менее, отказались от реализации в рамках АБС Главной книги, взяв ее у российского поставщика. Это оптимизировало сроки проекта и стоимость последующей поддержки.

Проблема российских АБС за рубежом и зарубежных в России в том, что ими не достигнут критический для рынка объем полнофункциональных поставок, и успех отдельных проектов не становится звездным часом продукта. Но у крупных зарубежных вендоров, к числу которых относится и TCS, есть преимущество в виде практически неограниченного финансового и человеческого ресурса, позволяющего предоставить гарантии.

Какие тенденции вы видите в сфере автоматизации основной банковской деятельности? Чего ждать банкам от вас как от вендора АБС в обозримом будущем?

Основная тенденция — аутсорсинг АБС. Уже сегодня размещение АБС на внешней «облачной» площадке — реальность. За последний год ЦФТ подписаны соглашения о комплексном аутсорсинге IT уже с четырьмя российскими банками. В активной стадии находятся переговоры еще с несколькими финансовыми организациями о выполнении таких же проектов, обсуждаются SLA оказания услуг.

Сегодня мы видим, как банки начинают понемногу готовиться к тому, что последствия дефолтов в Европе докатятся и до России. Поэтому все они сегодня в рамках развития продуктовых линеек озабочены оптимизацией издержек, и статья расходов на IT далеко не самая последняя в бюджете.

SAP традиционно публикует планы развития своих решений на несколько лет вперед. Часть новшеств связана с регулированием рынка: как и раньше, SAP заблаговременно поддержит выход изменений требований Basel III, МСФО9. Продолжится развитие решений для локальных рынков, например, локализация банковского решения для России. Инновационные технологии будут значительно влиять на развитие банковских систем. Благодаря мобильным решениям повысится доступность банковских услуг, в том числе на территориях, где трудно найти отделение банка или банкомат. Получит развитие технология In-Memory, после успеха по ускорению систем аналитики и отчетности высокопроизводительные комплексы HANA придут на смену ресурсоемким и медленным СУБД. Особо необходимо отметить, что, несмотря на свою революционность, все эти новшества позволят клиентам максимально сохранить инвестиции в существующие информационные системы SAP. Это часть корпоративной культуры компании.

Наши основные акценты на ближайшие несколько лет — это закрепление лидерства на рынке банковской автоматизации посредством реализации комплексных и компонентных проектов на базе FLEXTERA; начало предоставления клиентам некоторых наших продуктов по модели SaaS уже в этом году; популяризация технологии LegacyRenovation. Эта технология — наше ноу-хау, доказанное практикой, суть которого заключается в переводе устаревших систем, работающих в банке, на новую технологическую платформу (трехуровневую компонентную) с сохранением прежнего функционала. Также важной задачей является вывод на рынок FLEXTERA Framework как платформы, которая поможет нашим клиентам самостоятельно или с помощью внешних компаний создавать собственные, содержащие ноу-хау, приложения.

С точки зрения ожиданий бизнеса «на верхнем уровне» можно выделить две тенденции. Во-первых, все важнее становится поддержка изменений: быстрая реализация изменений продуктового ряда; поддержка реструктуризации, то есть слияний и поглощений; поддержка изменений IT-ландшафта. Во-вторых, экономический аспект: бизнес волнует уже не только то, будут ли решены его задачи (он ожидает, что будут), но в какие сроки и какой ценой.

Растет роль профессионального сообщества, без которого невозможно обеспечить реальную конкуренцию IT-решений — не обещаний, не валовых показателей, а конкуренцию по тем параметрам, которые на практике востребованы банками.

Програмбанк планирует работать в нескольких направлениях. Это, во-первых, усиление интеграционных возможностей. Во-вторых, развитие мобильных технологий. И, в-третьих, активное развитие функционала за рамками регламентированного учета: управленческой отчетности, CRM-решений и других.

Мы ожидаем конец эпохи АБС и постепенное исчезновение самой этой аббревиатуры. Начинается новая эпоха в банковской деятельности. Банковский бизнес полностью погружается в информационные технологии. Технологии ведения бизнеса и информационные технологии становятся неотделимы.

С технической точки зрения будут преобладать SOA-архитектуры и компонентный подход к организации банковских информационных систем.

Наряду с технологическим и функциональным развитием, R-Style Softlab, как вендор АБС, стремится повысить надежность и отказоустойчивость своих продуктов. Все больше банков, даже из сегмента SMB, готовы в это инвестировать и придают данному параметру большое значение. Что касается трендов по другим направлениям, то очевиден рост интереса к проблематике построения хранилищ данных. В сегменте фронт-офисных приложений и сервисов ДБО наша деятельность будет направлена на минимизацию операционных расходов, оптимизацию бизнес-процессов и переход в обслуживании клиентов к модели «банка в кармане».

Сейчас в банковской сфере России продолжается процесс укрупнения. При этом возрастают требования к архитектуре системы, ее производительности, умению перестраивать основные бизнес-процессы в сжатые сроки. Все более востребованными становятся программные продукты, работающие на мобильных устройствах. Расширяется перечень услуг ДБО, отдельные банки уже пришли к концепции виртуального банка. Ряд банков уже оценили эффект использования портальных технологий, таких новых инструментов разработки, как программные платформы для управления бизнес-процессами (BPMS). Именно в этих направлениях мы и продолжаем работать.

Мировой тренд в проектах по core banking — нацеленность на интеграцию, появление Java-решений, сокращение сроков внедрения новой АБС до 7–9 месяцев. Как команда, внедряющая TCS BaNCS в России, мы ориентированы на то, чтобы проект с BaNCS мог уложиться в эти рамки. Поэтому мы занимались и продолжаем заниматься развитием методологии внедрения системы в разных конфигурациях поставки, делать вторичные доработки по локализации, чтобы добиться лучшей прогнозируемости проектов.

Источник: http://www.bosfera.ru/bo/2012/08/vzyat-bank

Все публикации